Феи
Феи
С большой любовью к лесам и чудесам
Феи разные нужны, феи разные важны. И каждая прекрасна по своему!

И +35 в день съемки и походно-полевой грим и крылья и овраги. Мы очень хотели снять этот проект)

Видео бэк
Персоналии фотопроекта

Модели: Mireasa Midnight, Эрувэ и Овер
Гример: Ли
Фотограф Ярослава Морозова
Помощники Дарья Панищева и Глеб
Рожки работы Ли и Нори Турк'с
Крылья от Evatail
Корона феи от Rita_starostina_exclusive
В разбивке фотографии Белки и Марии Джиа


Каменное сердце

Небо заслонили ветви сосен,
В сеть сплелись над самой головой.
Лес, что за столетия разросся,
Смертные обходят стороной.
Здесь никто не собирает хворост,
Не стреляет зайцев и гусей...
Только манит в чащу тихий голос,
Жаль, ему противятся не все.

«Долго ли, скоро ли — ты придёшь ко мне
Ждёт тебя заветный клад меж сухих корней:
Колдовское золото, самоцветный дождь
И невзрачный камешек в сундуке найдёшь.
Страшно ли? Больно ли? Станет всё равно —
Сердце беспокойное положи на дно.
Чёрный лес тебя с лихвой отблагодарит:
Камень не дрожит в груди. Камень не болит».

Беды и печали — всё пустое:
Их легко сумеешь побороть.
Больше не сожмётся, не заноет
И не обратится камень в плоть.
Лишь в кошмарных снах, безлунной ночью
Будешь видеть этот дикий лес,
Где среди корней, сплетённых прочно,
Вместе бьются тысячи сердец.

«Долго ли, скоро ли — ты придёшь ко мне
Ждёт тебя заветный клад меж сухих корней:
Колдовское золото, самоцветный дождь
И невзрачный камешек в сундуке найдёшь.
Страшно ли? Больно ли? Станет всё равно —
Сердце беспокойное положи на дно.
Чёрный лес тебя с лихвой отблагодарит:
Камень не дрожит в груди. Камень не болит».

Жизнь, насквозь пропитанная ложью,
Душит, будто в горле горький ком.
Ты однажды больше так не сможешь —
Встанешь, стиснешь зубы — и бегом!
Напролом через густой подлесок,
Не жалея буйной головы,
Чтобы камень возвратить на место,
Чтобы сердце стало вновь живым.

Песня Чароита

Столкнулся снова с ней в ночи,
Она пряла надстепный мрак.
Она молчит и ты молчи,
Ведь на губах твоих горчит
Нечестное «Тебе я враг».

Хоть всё не так.

Её уста как дивный мёд,
Но взгляд суровый и прямой,
Она в степи с тобой поёт,
И эхо гладит небосвод,
И стелется за вами тьмой.

А ты — немой.

Её проводишь до зари,
Отпустишь в солнечных лучах.
За вами алым степь горит.
Ты снова будешь с толку сбит,
Ты будешь на неё серчать.

И ждать опять.

***

Стихи Моры

Если ты хочешь со нею быть – будь.
Просто будь, любят ведь не за что-то, а вопреки всему.
Шагни за ней в ночную густо-чернильную тьму,
Если не побоишься ступить на фэйри таинственный путь.

Если ты хочешь любить бессмертную – то люби её,
Люби любовью искренней, чистой, как в роднике вода.
Не жди, что она ответит тебе долгожданное "да",
Любовь твоя – как копье, как сердце пронзившее остриё.

Люби горячо и страстно – все можно в июльскую ночь,
Только готовься на ранней заре проснуться в росе один.
Она станет туманом в твоих объятьях, растворится, как над озером дым,
Холмы поросли чабрецом и тимьяном, она – их родная дочь.

Позовешь её – может, откликнется, а может, и нет,
Только легкие отпечатки её ступней останутся на лесной тропе,
Ты так хотел бы с ней танцевать, смеяться, любить и петь,
Но солнце лишь золотит листву, разлив по ней мягкий свет.

Весь день её до заката ждешь – но тщетно. Иди домой.
Пойми, что фэйри свободны от законов мира людей.
Если хочешь любить – люби, если хочешь быть рядом – так будь рядом с ней,
Будь сердцем – однажды она придет, придет к тебе из холмов.

Быть может, тебя ждет судьба, как у Томаса-Рифмача,
Незаурядная, непростая, но её тебе надо еще заслужить,
Чтобы попасть в ту, зачарованную страну, мало просто любить,
Нужно будет в себе побороть сомненья, тоску и печаль.

Насколько чиста и самоотверженна твоя к бессмертной любовь?
Фэйри любят тех, кто смел сердцем и пылок душой, привечать.
Тогда, быть может, тебя ждет судьба, как у Томаса-Рифмача,
Если всю жизнь в волшебной стране ты провести готов.

Стихи Эрувэ

Если мои рукава – водяная гладь, золотой песок,
А глаза – небесная сталь, серебро луны, дождевой поток,
Губы – вересковый мёд, вишни ягоды, бутоны роз,
А в плаще – цвет лиловых сумерек, свет далеких звезд,

Ты меня тогда не зови по имени – я приду сама,
К тебе летним вечером выйду из-под холма.
Поцелую в губы, страстно, сладко и горячо,
Для тебя стану ярким пламенем, в фонаре свечой.

А в ладонях – венок из клевера и дурман-травы,
Слышен звук тростниковой дудочки, уханье совы.
Вся твоя жизнь прошлая тает здесь, как дым,
Ты в холмы заброшенные пришел,
Чтобы стать
Моим.

Чтоб навеки стать
Только лишь моим...

***

Стихи Эрувэ

Родня

Холод схватит когтями плечи,
Капля льда по щеке скользнёт.
Сами гаснут слова и свечи –
Начинается тёмный год.
Приоткрыты врата Самайна,
Смотрит хищно с небес луна.
За холмов чудеса и тайны
Я теперь заплачу сполна.
Слово сдержано, клятва – в дело.
Закрываю, дрожа, глаза:
Вот тепло моё, пейте смело!
Но, не ведая – кто сказал?! -
Опалён ледяной любовью
Вдруг я слышу: «Боишься? Зря.
Ты – родня моя по не-кровью.
Раз рождён в конце октября».

Стихи Скорпа

В священной роще Тивери не слышно больше песен,
Вода в ручьях горька на вкус, и сок древесный пресен.
Старик-король издал указ: забыть сюда дорогу —
И повелел молиться всем единственному богу.
С тех пор в лесной глуши царит пустынное затишье,
Но с наступленьем темноты зовущий голос слышен.
И всякий, кто туда войдёт, навек уснёт в болотах,
Среди блуждающих огней и призраков бесплотных.

Год за годом летит, но лишь крепче сплетаются ветви —
И, видать, неспроста злые духи в глуши завелись.
Коль забрёл в Тивери
Развернись и беги и не медли!
Может быть, повезёт —
Сохранишь и рассудок, и жизнь.

К священной роще Тивери путь неизбывно страшен:
В кустах зловещие огни беснуются и пляшут,
Рисуют в воздухе ночном таинственные знаки,
Поманят путника теплом — и пропадут во мраке...
Его удел: бродить впотьмах, страшась своей же тени,
И в краткий срок сойти с ума от колдовских видений,
Увидеть меж стволов просвет, бежать к нему... но встретить
Туманно-бледный силуэт — предвестник скорой смерти.

Год за годом летит, но лишь крепче сплетаются ветви —
И, видать, неспроста злые духи в глуши завелись.
Коль забрёл в Тивери — развернись и беги и не медли!
Может быть, повезёт — сохранишь и рассудок, и жизнь.

Нет жара в ледяных углях, но теплится надежда:
Вернутся те, кому земля принадлежала прежде,
Из белых лепестков с ветвей соткут туман молочный...
Но ты пока ходить не смей в тот лес ни днём, ни ночью!

Песня Чароита

Если хочешь увидеть фею, протри глаза
полуночной росой, и тимьяном корми огонь.
Сомневаться нельзя, и не верить себе нельзя,
просто стой и смотри, как проклёвывается другой

Незнакомый мир, как мотается жёлтый лист,
как у ветра и ночи меняется цвет и вкус.
А когда всё уляжется, крикни ей: "Появись!
Я принёс тебе яблоки! Я тебя не боюсь!"

И ты будешь стоять в ежевике и белене
с настоящей феей, и зачем-то ей говорить
про мелодию флейты, услышанную во сне,
и о том, что у звёзд непривычный колючий ритм.

И как долго о чуде, хоть маленьком, хоть каком,
ты кого-то большого, неведомого просил...
Под ногами клубится туманное молоко,
голубая звезда над просеками висит.

А она вынимает пёрышко из волос,
и сдувает с ладони, воздух поколебав.
И сжимается всё, что сломалось и не сбылось.
Только запах тимьяна и пёрышко на губах

***

Стихи Марии Фроловской

Вступил июнь в законные права,
Сирень уж отцветает над оврагом.
Высокая зеленая трава,
Забытый герб заброшенного стяга.

Тебя я поцелую на холме,
Тела сольются с вереском и тмином.
Душа ждёт неизвестных перемен,
А на губах, как вздох невольный, имя.

Что человеку, чья душа скучна,
До прелестей моей страны далекой?
Но ты, хоть ты и смертный, пьешь до дна
Из моего, эльфийского истока.

Пленяет шелк волос иль сладость губ?
Не все вопросы требуют ответов.
И я не быть с тобою не могу,
Твоим теплом и нежностью согрета.

Пьянящий поцелуй и летний зной,
Прохладный дождь и запах розмарина…
В лесу душистом – нега и покой,
В долине – море вереска и тмина.

Мир тонет в сне и зелени густой,
Глаза - гречишный мёд с проблеском солнца.
Кто пожелал счастливым быть со мной,
Тот из холмов вовеки не вернется.

***

Стихи Эрувэ

Долгие ночи пахнут сухой полынью,
Если шагнешь за двери – душа остынет.
Старые люди скажут - не для забав:
Если и зимний ветер к теплу взывает,
Значит, идет-кружится пора лихая,
Время, где перемешаны Явь и Навь.
Так затворите окна, закройте двери:
Людям в домах их тесных дано по вере,
По очагу и горсти живых углей,
Хватит тепла – до сумрачного рассвета,
Верьте, на ваш очаг не накличут беды
Те, кто в ночи скитаются по земле.
Пусть ваши ставни будут закрыты плотно:
Вот у плетня маячит огонь болотный –
Только помедлишь – сразу приворожит!
В свете зеленом – девичий облик нежный:
Только промедлишь, душу похитит нежить,
Выйдешь за ней в тумане – ни мертв, ни жив.
Дверь за спиною хлопнет, простонет ветер,
Клочья последних листьев у ног завертит,
Тьма закружит, запляшет со всех сторон
Только коснись рукою щеки холодной,
Только прими в ладони огонь болотный –
Жарче вина по жилам прольется он.

...Это не морок. Просто глаза – как омут,
Им не дано иметь очага и дома,
Только огни, не гаснущие во мгле.
Бьется живая жилка под бледной кожей,
Это не та ль, чей образ во сне тревожил –
Смотришь, дивишься – был ли ты раньше слеп?
... Старые люди молвят – не для забавы
Жгут до зари огонь в это время Нави,
Стужа крепчает, бледный рассвет далек.
В зимние ночи мало ли что расскажут...
Но у плетня, во мраке – смотри-ка! – пляшет
Зеленоватый крохотный огонек...

Стихи Ильтин

Конец сказки

Ты так устал, мой Том, года тебя согнули,
Осыпал кудри снег, не тающий весной...
Но тяжесть рухнет с плеч, когда я поцелую
И снег стряхну с кудрей прохладною рукой.

Не бойся, Честный Том, не будет тесным ложе,
Что приготовить нам я посылаю слуг.
Ты пел, как соловей, что замолчать не может,
Покуда кровь бежит и слышен сердца стук,

Ты злата не алкал и не стремился к власти,
Ты жаждал лишь чудес - и тех не для себя,
А ради них самих, ты не просил о счастье
И даже о любви ты не просил, любя...

Не бойся, Честный Том, теперь я буду рядом,
Не до конца, а впредь - конец уж позади.
Ты с честью нёс свой дар, как высшую награду,
Так как смогла бы я тебя не наградить?

Не бойся, Честный Том, не будут жёстки травы,
Которыми Самайн нам застелил постель.
Не будет долгим путь - не левый и не правый,
А выбранный тобой, мой милый менестрель.

Подсчитан твой итог победам и потерям,
Ты исчерпал до дна отмеренные дни.
Пойдём, мой Том, туда, где яблоки созрели,
Туда, где время есть - для песен и любви.

Стихи Suboshi

А неблагие – они такие, что смертному лучше с ними не связываться вообще,
Не вступать на тропы, поросшие мхом, не искать провалы пещер.
Не бродить в орешника зарослях, не пытаться увидеть следы,
В отраженье своё же не вглядываться там, у кромки тёмной воды.

Ты думаешь, что благие опасны меньше – наивное ты дитя!
Уведут в холмы и закроют границу между мирами, шутя.
Один лишь день там если пробудешь – пройдёт на земле семь лет,
Застынешь, как в камне узор, как мушка в тягучей янтарной смоле.

Сидел бы уж лучше ты дома, лепил горшки да корзины плёл,
Не ходить за околицу после заката – меньшая все же из зол.
Сколько книг про фэйри стоит на полке, сбиться со счёта легко,
А ближе к ночи в холмах туманы, белые, как молоко.

А ближе к рассвету звенят колокольчики – чистый, нездешний звук,
Падают с трав душистые росы на зеленеющий луг.
И кажется - там, средь берез и кленов, танцуют, кружась, они,
И манят к себе, и шепчут неслышно – иди, дитя, к нам, иди.

Решишься ли дом свой теплый покинуть, оставив отца и мать,
Чтоб до конца своей жизни с ними петь и в холмах плясать?
Одно говорит тебе разум, а сердце давно как будто не здесь,
В твоей деревне одна рутина и нету совсем чудес.

И ты по ночам с боку на бок ворочаешься и не смыкаешь глаз,
Слышишь серебряные колокольчики в тихий рассветный час.
В душе боишься, совсем не зная, что будет там, впереди.
А рядом шепот, почти неслышный – иди, дитя, к нам, иди.

***
Стихи Эрувэ